Остров Нануйя Балаву

Второй остров, на который мы приплыли на пароме, был из группы Ясава. Он знаменит скатами манта — гигантскими и безобидными чудищами, которые мигрируют поблизости от острова. Сезон их миграции в августе заканчивается, но мы надеялись на удачу.

Ресорт на острове так и называется — Mantaray resort. Один или два раза в день наличие скатов поблизости проверяют на лодке, после чего возят туристов поплавать рядом с мантами, если они вдруг есть. Средний скат манта в размахе «крыльев» — 3–4 метра. В отличие от своих электрических собратьев у него нет опасных для человека частей тела. Наоборот, обычно люди их всячески обижают, отчего скатов манта становится все меньше.

Остров Нануйя Балаву довольно большой и холмистый. Ресорт компактно расположен в одной из бухт острова. Из-за рельефа и компактности кажется, что людей в нем больше, чем оно есть на самом деле.

Нас, приехавших на пароме, встретили с песнями, быстро переписали все данные и объявили: «Скатов не обещаем, но они могут быть в любой момент. Мы будем бить в гонг, если они приплывут, все бросайте и бегите на звук!»

Нас поселили в отдельный домик по имени treehouse bure.

Мы жили на острове три дня, и потому взяли жилье подешевле, без собственной ванной. Даже такой домик тут уже стоит 157 FJD в день, а бунгало на берегу с удобствами примерно в два раза дороже, а «вилла» на берегу — так и вообще стоит около 500. Это для нас уже не очень подъемно.

Внутри нашего домика все просто, но есть еще своя веранда со стульями.

Вокруг домиков все цветет. Цветами украшают постель, одежду и прически :-))

Туалет и душевые расположены неподалеку. Вода в душе холодная, но в жаркую погоду это не очень страшно. Туалеты построены на совесть: видимо, там стоят септики, поэтому никакого запаха ни внутри, ни снаружи.

Столовая стоит выше всех домиков, на холме. Вид из нее в солнечную погоду открывается отличный.

Еда организована немного по-другому, чем на Баунти. На завтрак — обильный шведский стол, а вот обед и ужин — еда на заказ. Предлагают 5–7 блюд, можно заказать лишь одно из них на выбор. Мы сперва озаботились размером обеденной порции, но потом оказалось, что после нажористого завтрака больше и не надо.

Здесь у нас «коконда».

Сырая рыба, маринованная в кокосовом молоке, с небольшим количеством овощей. Похожа на тонганскую «ота ика», но молока больше. В жаркую погоду она напоминала нам окрошку. Ну, такую экзотическую рыбно-кокосовую окрошку. :-)

В первый день было понятно, что скаты были утром без нас и никто их днем искать не будет. Поэтому мы отправились исследовать остров.

До ближайших бухт можно дойти по берегу, а можно — по центральному холму. Мы шли по верху и высматривали кокосы. Это оказалось непросто, спелых приличных кокосов мы так и не нашли. Пришлось добывать зеленые.

Поскольку на пальму мы лазить не умеем, пришлось применить мозг. К палке мы привязывали петлю, при этом армировали ее кокосовым листом, чтобы получилось жесткое баскетбольное кольцо. Иначе кокос не ловился :-)

Добыча.

Вдоль берега в песчанике под воздействием волн получаются вот такие норки.

Местный житель.

Увы, на диких пляжах, обращенных к острову Вити Леву, океан выбрасывает довольно много мусора. Возле ресорта его убирают, на другой стороне острова чисто, но с одной стороны острова эта проблема есть. Больше такого в Океании не видели, на остальных островах дикие пляжи были довольно чистые.

Вечером мы осознали основную нашу проблему. На остров приезжает много британских птушников. Скажем честно — контингент отдыхающих тут состоит в основном из них. А это значит, что возле пляжа есть бар, а в баре — довольно громкая музыка. И вечером птушники пьют и пляшут. До глубокой ночи. А наш домик был близко и я в таких условиях спать не могу.

Британский птушник — он вот такой из себя.

Разговаривают они на совершенно непонятном сленге; довольно громкие, орут командные кричалки и много пьют. При этом совсем не агрессивны. Ну просто довольно вульгарны (и то не все). Если бы не музыка в баре, мы бы их не замечали особо.

Поутру мы пожаловались на ресепшн и нас тут же отселили в домик подальше. Там нам стало хорошо и тихо.

Довольно часто, живя на острове, мы сидели и ждали скатов. Отдых это портило, если честно. Потому что ты вроде как наготове и ничего не происходит. Мне в таком режиме было не очень комфортно.

На второй день мы выяснили, что перед ресортом есть замечательный коралловый риф. Самый яркий и красивый из всех, что нам встретились за этот месяц. Плавать там можно было только во время прилива, в отлив становилось очень мелко.

Тут были достаточно и рыбок, и кораллов, и каждый день были какие-то приятные сюрпризы.

Я сделаю отдельную подборку из подводных фотографий. Иначе тут были бы одни рыбки.

На второй день к вечеру, замучившись ждать скатов, мы пошли к дальней бухте на другой стороне острова.

Лежали там в гамаках и купались.

И вроде бы уединенное место, но что-нибудь там все время происходило. То кораблик спустит группу дайверов, то гидросамолет приводнится.

Ну и пропустили мы своих скатов. Единственный раз, пока мы были на острове, они приплыли. Были волны, пасмурно, совсем не лучшие условия для плавания, но народ на них посмотрел. А мы сидели далеко и ничего не слышали.

Вечером второго дня вместо дискотеки работники отеля устроили фиджийские народные пляски с привлечением всех желающих. Мы даже из своего далекого домика услышали барабаны и поняли, что происходит что-то интересное.

Персонал отеля — мастера на все руки: они содержат хозяйство, заботятся о постояльцах, очень приветливы и при этом все умеют петь и танцевать, причем многие очень неплохо. Ужин сопровождается песнями под гитару, приезд и отъезд любой группы — тоже. Но в этот вечер было что-то особенное.

Фиджийцы пляшут и поют с душой. Для собственного удовольствия, искренне. И из-за того, что для них это не только показуха, им удается прикоснуться к тем древним ритмам, которые не оставят равнодушным ни одного живого человека. Так что мы сперва восторженно орали и хлопали, а потом плясали вместе с ними в древнем, как мир, хороводе.

Обнимашки после плясок — это обязательно.

Удивительно, что жители соседних стран этой искренности и синкретизма не сохранили. Тонганцы танцуют сдержанно. Рискну предположить, что это на них так повлияло христианство. Ни-вануату танцуют напоказ, без огонька и потому очень уныло. А фиджийцы отлично зажигают, лучше всех.

Рано утром сноркелинг был особенно хорош.

Однажды мы встретили осьминога и долго его рассматривали.

Подводные сады.

А это удивительная полупрозрачная рыба-змея!

С отсутствием скатов манта было все равно трудно примириться. Когда ты приехал так далеко, то понимаешь — любое несбывшееся здесь с вероятностью в этой жизни вообще больше не сбудется.

Ну да ладно, зато у нас было много тонганских китов. А тут мы заинтересовались сноркелингом. Наконец стало понятно, зачем народ часами болтается в воде и смотрит вниз. Еще на острове можно было пройти курсы дайвинга, но мы поздно спохватились, на них нужно 3–4 полных дня. Однако морской еж под череп был успешно посажен и мы собираемся теперь поучиться в другом месте.

С высоты видно, где коралловые рифы.

Приехал паром и вокруг него суетятся лодочки.

Я под руководством опытного аборигена плету корзинку из кокосового листа.

А вот что получилось:

Океан вытачивает прибрежные скалы.

Там, где нет песчаных пляжей, на берегу лежат мертвые кораллы.

Коралловые скелеты бывают похожи на кружева.

А ската мы видели. Только маленького, в синюю крапинку. Он очень смешно плавает, перебирая оборками вокруг туловища.

Сейчас, по прошествии некоторого времени, все тягостные моменты безрезультатного ожидания поблекли. И остались только приятные воспоминания. Если у нас будет второй шанс, мы приедем сюда летом, и тогда скаты манта от нас никуда не денутся :-)